Список форумов BenZion | Forum BenZion | Forum
BenZion.Ru | Гостевая | Каталог релизов
 
 FAQFAQ   Правила форумаПравила   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияPM: Войти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Григорий Ярок

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Еврейские знаменитости, литература и исскуство.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
feia_vic
.:: Модератор ::.
<span style='color:green;'><b>.:: Модератор ::.</b></span>


Возраст: 44
По гороскопу: Овен
Пол: Пол:Жен
Зарегистрирован: 29.03.2005
Сообщения: 1770
Откуда: Ukraine->Israel->Koeln / Кёльн


СообщениеДобавлено: 20 Февраля 2009 00:33    Заголовок сообщения: Григорий Ярок
Описание: Сердце врага
Ответить с цитатой

Григорий Ярок

Сердце врага



- Ты меня чуть не задушил, Рон! Совсем спятил?!! – прохрипела испуганная Анат, высвобождаясь от боевого захвата и потирая покрасневшую хрупкую шею.
- Прости, солнышко! Сон какой-то идиотский приснился, - Рон сел на развороченной постели, поочередно ощупывая кучерявую голову и грудь в мелких чёрных колечках.
- С кем теперь воевал? – Анат обняла еще окончательно не проснувшегося мужа.
- Веришь, за мной охотились в центре Тель-Авива какие-то каннибалы в набедренных повязках, с копьями и каменными топорами, и в ожерельях из человеческих зубов, - Рон ухмыльнулся:
- Гулявшие не обращали на это никакого внимания, болтали и смеялись, раступаясь перед дикарями, а те загнали меня в тупик между зданий, стукнули топориком по башке, и когда я упал, полоснули ножом и вырвали сердце. Знаешь, я почувствовал ужасную боль и пустоту внутри, но я был пока жив и наблюдал, как они обгладывали ещё бьющееся сердце как яблоко, передавая его друг другу. Видела бы ты эти рожи, измазанные кровью, как фруктовым соком!
- Ты насмотрелся ужастиков.
- Анат, ты же знаешь, я их не перевариваю: я наяву встречал вещи похлеще киношных фантазий. Нет, тут другое...
- Может сходишь проверишься, а вдруг у тебя проблемы с сердцем? Я читала, так бывает: организм сигнализирует во сне, что с ним что-то не так.
- Ерунда. Я же недавно сдал все анализы: помнишь, когда подписал согласие стать донором?
- Рон, возможно ты постоянно думаешь об этом - вот и причина кошмара.
Рон поцеловал жену в сладкие волосы за ушком:
- Психоаналитик ты мой! Да если бы не наш разговор, я бы и не вспомнил: бедным больным придётся пока подождать, мне мои органы самому нужны! Иди ко мне, моя лапочка!..
- Осторожно, Дани разбудишь...
- Вот и не шуми...


- Абдалла, сын мой, неси в своём сердце священную ненависть и взорвись ею так, чтобы враги наши ощутили её мощь! – расчувствовавщийся Хасан Ахбас обнял одетого в выпускной костюм шахида сына: минуту назад его с Калашниковым в руках и зелёной лентой на лбу запечатлел на рекламный плакат командир их ячейки, по основной специальности фотограф. Слёзы гордости подкатывали к черносливу Хасановых глаз, сухой комок застрял в горле.
- Ты, Абдалла – воин Аллаха! Я горд, что выбор пал на тебя: все мужчины в нашем роду были воинами, но никто из них не удостаивался такой чести, как ты! Умри же с честью и разорви в клочья как можно больше этих еврейских ублюдков, проклятых неверных псов!
Абдалле нечасто приходилось за свои неполные двадцать лет видеть отца таким воодушевлённым. Старший Ахбас был слишком стар, чтобы убивать евреев, но он, Абдалла, тот, кто отомстит за смерть брата, погибшего во время очередной зачистки Дженина. Он вознесётся на небо к семидесяти двум гуриям, которые не достались ему на земле. Аллах не оставит его так же, как и товарищи по оружию – его семью, которая наконец вырвется из постыдной нищеты и обретёт деньги, почёт и уважение.
И всё это сделает он, Абдалла, своим подвигом. Никогда ещё ни отец, ни кто-то другой не относились к нему с таким почтением.
- Умереть за свободу не страшно! – повторил серьёзный и повзрослевший Абдалла слова отца, хотя страх копошился в полном праздничной трапезой желудке, но это был страх иного рода: боязнь оплошать, не найти онемевшими пальцамим заветную кнопку. Он зря волновался: была ещё запасная, которую в случае чего нажмёт недрогнувшей рукой его друг Мохамед...


Утренняя возня с Анат зачеркнула его дурной сон и весь день Рон щедро раздаривал направо и налево улыбки и хорошее настроение. Он выбрал в меню мобильника надпись «Моя любимая» и нажал «Send»:
- Анат, привет, солнышко! Может попросишь свою маму побыть с Дани?
- Что ты там задумал?
- Ничего, просто посидим в кафешке. Ты же знаешь, как я люблю появляться с тобой на людях, моя красавица: я физически ощущаю зависть мужчин, которым не повезло, как мне!
- Ты такой льстец! Рон, вообще-то я хотела навестить Эфрат.
- Зайдёшь к сестре завтра, ну не упрямься, будет классно!
- Хорошо, я позвоню.

Тёща была занята, и их выход срывался, но Рон с порога заявил:
- Анат, собирайся! Дани мы возьмём с собой...Никакие обстоятельства не испортят нам сегодняшний вечер!.. Я тебя люблю. Надеюсь, ты тоже?..


Абдаллу провёз в обход блок-постов жадный до денег таксист-еврей, к которому Ахбас-младший испытывал скорее презрение, чем ненависть - ненависть надо заслужить.
На конспиративной квартире в Яффо его ждал начинённый смертью пояс и модная одежда – такой у него никогда не было и Абдалла пожалел, что никто из знакомых и родных не видит, как красиво она на нём сидит.
До Алленби шикарно одетого борца с сионизмом подбросил Роберт, израильский араб, сын обеспеченных родителей, закончивший Технион и работающий инженером в солидной фирме, что не мещало лысеющему толстячку активно сочувствовать борьбе своего народа с жестокими оккупантами. Абдалла влился в праздношатающийся поток любителей ночной жизни. Он старался не смотреть в глаза врагов, чтобы ненависть не выдала его раньше времени: на открытом пространстве взрыв причинит меньше вреда, а Абдалла хотел унести с собой как можно больше евреев.
По другой стороне улицы шёл Мохамед, держа в кармане большой палец наготове.
За столиками у кафе было людно, изнутри вытекала музыка, а у открытой двери не было охранника. Вот оно! Абдалла ринулся вперёд и шагнул в проём, когда откуда-то сбоку появился человек в форме.
В ту секунду, пока шахид был в замешательстве, его друг привёл в действие взрывное устройство...
Трёхлетнего Дани отбросило на несколько метров, падая на землю, он был уже мёртв. Рон, нашпигованный разлетевшимися гвоздями и гайками, спас своим телом Анат. Дым, крики, огонь и стоны, кровь и неподвижные тела, отползающие раненые – эта картина не появилась в телевизорах, чтобы не шокировать местных и зарубежных обывателей...


Когда сородичи чествовали мученика за веру Абдаллу, его отец Хасан демонстрировал всему миру V-образный символ победы пальцами обеих рук, носился в беснующейся толпе с четырёхцветным флагом на плечах, как победитель Олимпиады. Его сын убил одинадцать евреев и ещё больше покалечил – как не радоваться счастливому родителю талантливого ребёнка?!! От избытка эмоций что-то лопнуло у Хасана в груди, и свинцовая боль срикошетила в зачастившее сердце. Хасан умирал. Его, сбитого с ног инфарктом, подобрал покрытый орнаментной вязью амбуланс и привёз на пропускной пункт. Он был единственным в тот день арабом, проникшим в Израиль, потому что он был умирающим арабом, и законы чрезвычайного положения на него не распространялись.


Одурманенная успокоительными, опухшая от слёз и ушибов Анат сидела около Рона, чьё сильное тело всё ещё боролось за жизнь. Железа, которое из него извлекли, хватило бы на небольшую гантелю, ещё столько же осталось в завещанных умирающим органах. Только съеденное в его последнем сне сердце продолжало исправно качать остывающую кровь.
Анат винила себя за то, что поддалась на уговоры Рона, свою мать – за то, что та не спасла Дани, как будто её близких убила слепая стихия, а не вышедшие на охоту парни из Джанина. Она молила Б-га о чуде, осознавая отуманенным разумом, что Рон обречён. И правда, вскоре даже его упрямое сердце остановилось, чтобы заменить разорвавшееся от накопившейся ненависти сердце Хасана...



На следующий день в новостях раз за разом передавали весёлые пляски старого Ахбаса... Дежурный хирург Борис, носящий в себе пулю арабского снайпера,
сквозь зубы выплюнул своему коллеге-сменщику:
- В данном случае я жалею, что давал клятву Гиппократа...



Пока Хасан был без сознания, еврейское сердце Рона Херца прижилось в груди врага, но когда счастливый отец народного героя пришёл в себя и увидел самодовольные, сытые, заботливые до тошноты лица израильтян, ему стало ясно, что хитрые евреи его снова обманули, связали по рукам и ногам своим мнимым милосердием. Они проникли в него куском своей грязной плоти, заставив ненавидеть самого себя. Эта ненависть была так сильна, что несмотря на все лекарства и усилия врачей, воспаленная ею иммунная система старого Ахбаса отторгла отвратительный ему еврейский дар.
Хасан умер, улыбась своей последней победе...



Эпилог

В положенный срок Анат родила сына от мёртвого мужа, чьё сердце было похоронено дважды: сначала в теле врага, а позже – во враждебной земле.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
ujniy-ujniy
Член Синагогального Совета
Член Синагогального Совета




Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 31.03.2007
Сообщения: 239
Откуда: USA,Montana


СообщениеДобавлено: 20 Февраля 2009 09:14    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

агитка конечно...но -внушает...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Еврейские знаменитости, литература и исскуство. Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Protected by Anti-Spam ACP
Powered by phpBB © 2005 phpBB Group
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru © 2005


  Rambler's Top100